Персональный сайт - Коран и глобализация - I
Среда
22.02.2017
14:22
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 189
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Мой сайт

    Коран и глобализация - I

    Коран и глобализация
      
    Эта монография посвящена анализу социально-философских аспектов одного из самых противоречивых феноменов современного мира – глобализации – в свете основного источника мусульманской религии – Священного Корана. В работе затрагивают болезненные проблемы современного общества и оценивается роль исламских традиционных ценностей в построении открытого общества
    http://www.waytoquran.net/cgi-bin/e-cms/vis/vis.pl?s=001&p=0013&g=

    http://www.waytoquran.net/cgi-bin/e-cms/vis/vis.pl?s=001&p=0035&n=000003&g=

    Коран и глобализация

    Глава 1. Глобальные проблемы в Коране и Сунне
    1.1. Развитие представлений о глобальных проблемах



    Еще в конце XIX в. российский ученый В.И. Вернадский пытался оценить возрастающее влияние человеческой деятельности на окружающую среду, указывая на возможность возникновения локальных, региональных и глобальных экологических проблем. В 1922-23 гг. он выдвинул тезис о биохимических явлениях как основе биосферы. Французские исследователи Е. Леруа и П. Тейяр де Шарден развили эту теорию, придя к выводу, что под влиянием разумной человеческой деятельности биосфера претерпевает глубокие качественные изменения и переходит в новое состояние, которое было названо ноосферой [1].
    Антропогенное воздействие на природу изначально предполагало ее преобразование. Но если на ранних этапах истории человечества это воздействие носило целостный характер, то по мере расширения освоенного человеком мира и вследствие неизбежно вытекающего отсюда разделения труда взаимодействие человека с природой стало уступать место односторонним, не связанным между собой воздействиям его на отдельные части окружающей среды, что вызвало нарушение природного баланса.
    Однако существование любого живого вида возможно лишь в ограниченных пределах изменения параметров окружающей среды. Поэтому разрушительное воздействие человека вызвало беспокойство ученых, предвидевших экономические, социальные и политические последствия растущих экологических проблем. С конца 1960-х гг. социологи стали уделять небывалое внимание развитию кризисных теорий. Высказывались опасения, что разум больше не способен обеспечить устойчивость глобального мира. В таких условиях стала зарождаться глобалистика – наука о глобальном мире и его проблемах.
    В основу представления о перспективах развития человечества легли доклады, подготовленные для Римского клуба. Авторы первого доклада «Пределы роста» (1972) пришли к выводу, что если современные тенденции роста численности населения, индустриализации, загрязнения природной среды, производства продовольствия и истощения ресурсов будут продолжаться, то в течение следующего столетия мир подойдет к пределам роста, произойдет неожиданный и неконтролируемый спад численности населения и резко снизится объем производства.
    Пределы роста, по их мнению, определяются внешними и внутренними пределами экспансии человека на природу. К первым относятся физические (природные ресурсы, воздух, вода), экологические (загрязнение отбросами) и биологические (нарушение естественного равновесия между отдельными видами живых организмов) факторы. Внутренними пределами экспансии являются различного рода ограничения (стрессы, шоковая терапия), свойственные психическим и умственным способностям человека. Вместе с тем ученые полагали, что, изменив тенденции роста, можно прийти к устойчивой в долгосрочной перспективе экономической и экологической стабильности [2].
    Римский клуб – международная неправительственная организация, объединившая в своих рядах ученых, политических и общественных деятелей из многих стран мира. Римский клуб был создан 6-7 апреля 1968 г. в Риме. Инициатором его создания был итальянский экономист, общественный деятель и бизнесмен Аурелио Печчеи, который, совместно с генеральным директором по вопросам науки ОЭСР профессором физической химии Александром Кингом, пригласил в Рим около 30 европейских ученых в области естествознания, социологии и экономики.
    Основными направлениями деятельности клуба являются исследования в области глобального моделирования, построение компьютерных моделей мира, критика негативных тенденций современной цивилизации, поиск путей и средств гуманизации мира, забота об окружающей среде. По инициативе клуба был осуществлен ряд исследовательских проектов, результаты которых были опубликованы в форме докладов. По сегодняшний день были изданы 23 доклада Римского клуба.
    По мнению главы Римского клуба А. Печчеи, человеческое общество и окружающая среда представляют собой единую систему, неконтролируемый рост которой служит причиной ее нестабильности. По его словам, «в этой системе нет никаких внутренних кибернетических механизмов, и не осуществляется никакого “автоматического” саморегулирования макропроцессов. Этим кибернетическим элементом эволюции нашей планеты является сам человек, способный активно воздействовать на формирование своего собственного будущего» [3].
    Однако многие прогнозы Римского клуба впоследствии не подтвердились. По мнению В.И. Пантина, причиной этого было то, что в основе расчетов нередко лежала неверная методология. «…Не учитывались некоторые важные факторы, качественно меняющие динамику развития (прежде всего – появление новых энергосберегающих и информационных технологий); это привело к тому, что в основу прогнозов оказалась положенной та или иная экстраполяция существовавших в момент прогноза тенденций» [4].
    В свое время разработки Римского клуба были встречены резкой критикой со стороны ведущих индустриальных держав, поскольку они предполагали ограничение промышленного роста «путем постепенного перехода от общества потребления к обществу сохранения» [5]. Несмотря на это, они заложили основу развитию идеи о регулировании процесса изменений в мире с учетом интересов всего человечества.
    Дальнейший кризис индустриализма и рост социальных и экологических проблем повлек за собой очередную реакцию прогрессивных сил общества, вылившуюся в идею устойчивого развития. Это понятие впервые ввела в оборот Международная комиссия по окружающей среде и развитию в 1987 г. Спустя пять лет в Рио-де-Жанейро, на Второй Конференции ООН по окружающей среде и развитию, в которой приняло участие 8 тыс. делегатов из 179 государств, концепция устойчивого развития получила единодушную поддержку. Был принят документ под названием «Повестка дня на XXI век». Впоследствии эта концепция была подтверждена на аналогичном саммите в Йоханнесбурге в 2002 г.
    Согласно этой концепции, «право на развитие должно осуществляться таким образом, чтобы адекватно удовлетворять потребностям нынешнего и будущего поколений в областях развития и окружающей среды» [6]. Она включает в себя 27 принципов, затрагивающих важнейшие вопросы современности, – в том числе определяет перспективы развития международного права и реализации программ в области охраны окружающей среды.
    Однако, по мнению профессора А.М. Шукюрова, названный документ имеет определенные недостатки. Во-первых, концепция не содержит ясной стратегии мирового развития. В ней не продумана необходимость системной трансформации существующих реальностей. Она предполагает качественное улучшение жизни людей в пределах хозяйственных объемов биосферы, в то же время достичь этого предлагается путем стабильного социально-экономического развития. Концепция считает целесообразным сохранение существующего положения.
    Во-вторых, развитые западные страны, – в особенности США, – проявляют холодное отношение к положениям, ограничивающим их собственное техногенно-потребительское развитие.
    В-третьих, концепция устойчивого развития содержит рекомендации относительно уменьшения численности населения в странах «третьего мира». Она даже рекомендует установление международного контроля над рождением. Таким образом, становится ясно, кто входит в «золотой миллиард».
    В-четвертых, нежелание западной элиты кардинально изменить ситуацию еще раз доказывает то, что их идеи являются тщательно продуманной политикой (военной, правовой, экономической, финансовой, информационной), направленной на сохранение и консервацию линии техногенно-потребительского развития [7].
    Понимание экологической связанности планеты стало толчком для целого ряда инициатив, направленных на поиски путей предотвращения глобального экологического кризиса. В 2003 г. представители влиятельных кругов экономической политики, науки, СМИ и неправительственных организаций задумали разработать Глобальный План Маршалла, целью которого является создание всемирной экономической, политической и общественной системы для новой эры сотрудничества, призванной обеспечить глобальную безопасность, мир и благополучие всех членов мирового сообщества. Помимо этого, в настоящее время разрабатывается Конвенция о биологическом разнообразии и формируется Глобальный экологический фонд.
    Однако эффективность таких шагов является довольно низкой, и одной из главных причин этого является их экономическая составляющая. Стратегия устойчивого развития представляется для многих транснациональных акторов, определяющих ныне мировую политику, гораздо менее привлекательной, чем глобализация.
    Возникнув, главным образом, в силу экономических предпосылок, глобализация изначально подразумевала увеличение производительности производства, совершенствование международных финансовых механизмов, эффективное внедрение технологических достижений, – одним словом, сулила экономическое процветание всем участникам этого процесса. Как выразился американский исследователь Т. Фридман, глобализация предстала как «неукротимая интеграция рынков, наций-государств и технологий, позволяющая индивидуумам, корпорациям и нациям-государствам достигать любой точки мира быстрее, дальше, глубже и дешевле, чем когда бы то ни было прежде» [8].
    Глобализация открыла перед многими государствами широкие экономические перспективы, включая освоение новых рынков, ускорение потоков информации и товаров, привлечение иностранных инвестиций. Однако, не ограничившись экономическим измерением, феномен глобализации повлек за собой множество негативных процессов. Он оказал унифицирующее воздействие на культуры народов, не принадлежащих к западной цивилизации, способствовал размыванию национальной и этнической идентичности, ослабил суверенитет национальных государств, способствовал росту поляризации в мире.
    «По мере углубления глобализационных процессов стало очевидным, что основные положения глобалистской идеологии не только не дают адекватного описания происходящего развития, но и во многом решительно противоречат ему. Не случайно в последние годы в серьезных научных и политических кругах все настойчивее звучит тезис о кризисе глобализма и как теории, и как практического руководства к действию» [9].
    Для многих государств процесс интегрирования в мировое сообщество оказался чрезвычайно болезненным, и хотя в теории глобализация подразумевала развитие, на практике она обернулась катастрофой для некоторых народов.
    Страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, а также Россия на собственном опыте познали ее тяжкие последствия. Ярким свидетельством этого стали две серии финансово-экономических катастроф, прокатившихся по миру в конце прошлого столетия. Первая началась в 1991 г. в России, за ней в 1994 г. последовала Мексика и, наконец, в 1997 г. – страны Юго-Восточной Азии. Вторая стартовала в конце октября 1997 г. в Юго-Восточной Азии и достигла своего пика в январе 1998 г. в Южной Корее. В августе 1998 г. она продолжилась в Бразилии и России. В 2002 г. банкротство постигло Аргентину, а в 2003 г. – Уругвай.
    Развитые индустриальные государства, находящиеся в авангарде глобализации, оказались не способны помешать развитию глобальных проблем, о которых говорилось в докладах Римского клуба и исследованиях ученых. Более того, некоторые из этих проблем приобрели еще более выраженный характер. «Среди 4,4 млрд. человек, живущих в развивающихся странах, три пятых живут в условиях, не соответствующих минимальным санитарным требованиям: одна треть лишена нормальной питьевой воды, одна четверть не имеет адекватных жилищных условий, одна пятая недоедает. Почти одна треть жителей беднейших стран не доживает до 40 лет. 8 млн. человек умирают ежегодно от загрязнения воды и атмосферы» [10].
    Таким образом, глобализация не ограничилась увеличением производительности труда, внедрением высоких технологий и созданием всемирной сети коммуникаций, способствующей формированию единой мировой рыночной системы. Она выявила острые проблемы современного рынка, обострила социальные проблемы в обществе и поставила под угрозу экологическую безопасность человека. Несмотря на это, многие политики и монополисты не оценивают всю опасность сложившейся ситуации, стремясь не отстать от мировой элиты.
    «Мир XXI века получил в наследство от XX века бедность, экономические проблемы, нехватку ресурсов, массовые болезни и паразитирующие на этих бедах национализм и религиозный фанатизм, десятки “горячих точек” и международный терроризм. Старые опасности в виде оружия массового поражения (ядерное, химическое и бактериологическое) дополняются новыми» [11].
    К глобальным проблемам относятся милитаризация обществ, в которых люди вооружаются, чтобы защищать себя, поскольку государства все менее способны решать проблему личной безопасности; тотальный контроль личности и общества в силу развития глобальных информационных технологий; физическое вырождение коренного населения развитых стран, порождающее необходимость в миграционном притоке; явно выраженная тенденция постепенного разрушения семьи; осознанный на уровне политического и экономического императива курс на ослабление национального государства, ведущий к утрате социальных институтов, обеспечивающих защиту человека и сохранение для него социальных гарантий; асоциализация в развитых странах на почве гедонизма и в бедных странах на почве голода и проблематичности физического выживания; духовное оскудение западной культуры; усиление внутриглобальной конкуренции [12].
    Ю.В. Яковец классифицирует глобальные проблемы следующим образом:
    1. демографическая – продолжающийся рост общей численности населения с противоположным векторам по разным цивилизациям;
    2. экологическая – грядущее истощение ряда видов минеральных, водных и лесных ресурсов при росте загрязнения окружающей среды и нарастании парникового эффекта;
    3. технологическая – монопольное овладение постиндустриальным способом производства небольшой горсткой развитых цивилизаций при усилении технологической отсталости и потери конкурентоспособности остальными;
    4. экономическая – чрезмерная поляризация богатства, уровня и качества жизни цивилизаций «золотого миллиарда» и остального человечества, мощные насосы перекачки ресурсов через ТНК и мировые финансовые центры;
    5. геополитическая – попытка навязать однополярный мир и всепланетный диктат со стороны североамериканской цивилизации при поддержке цивилизации западноевропейской, при нарастающем сопротивлении иных цивилизаций;
    6. социокультурная – противостояние загнивающего, но все еще преобладающего чувственного строя и зарождающегося интегрального строя, «промывание мозгов», вестернизация мира, с использованием мощных информационных потоков и нарастающее сопротивление этой тенденции [13].
    На наш взгляд, из социокультурных проблем уместно было бы выделить в отдельную группу проблемы, связанные с вырождением традиционной духовности, которая проявляется не только в секуляризации сознания и общественно-политической жизни, но и в асоциализации человека, являющейся следствием технологического прогресса и информационного тоталитаризма.
    Последствия глобальных кризисов непредсказуемы и порой непреднамеренны, они определяются логикой стихийного развития глобальных процессов. Их опасность определяется как количественными, так и качественными характеристиками предсказываемых учеными катастроф. «От бедности можно защититься границами, от опасностей атомного века – нельзя. В этом их своеобразная культурная и политическая сила, которая не признает охранных зон и дифференциаций современного мира» [14].
    Для того чтобы не путать общественные, национальные и региональные проблемы с глобальными, мы должны определить критерии, по которым можно судить о глобальности проблемы. Во-первых, эти проблемы должны касаться жизненных интересов всего человечества и каждой личности в отдельности. Во-вторых, они должны быть острыми и актуальными и должны выступать как объективный фактор существования современной цивилизации. В-третьих, они должны объединять в себе социальные и природные явления и отражать общественно-природные и биосоциальные отношения. В-четвертых, они должны затрагивать интересы всех стран и народов. Необходимо отметить, что только в совокупности эти критерии указывают на глобальность проблемы, поскольку каждый из них в отдельности не может быть решающим фактором, хотя между учеными по этому поводу существуют определенные разногласия.
    В частности, Г.С. Хозин относит комплексность и сложную внутреннюю взаимосвязь этих проблем к числу критериев глобальности. Он также особо подчеркивает их высокий динамизм: поскольку глобальные проблемы вызваны к жизни совокупностью множества различных факторов, их состояние в конкретных исторических условиях и географических регионах постоянно меняется [15].
    Оценка критериев глобальности позволяет понять, что пренебрежение такими проблемами может привести к непоправимым последствиям, которые скажутся на существовании человечества в целом и отдельных людей в частности. Угрожая разрушением природной, социальной и духовной среды, эти проблемы разрушают социальный капитал, накопленный человечеством за сотни лет взаимодействия и сотрудничества. «…Люди, друг другу не доверяющие, в конце концов, смогут сотрудничать лишь в рамках системы формальных правил и регламентаций – системы, требующей постоянного переписывания, согласования, отстаивания в суде и обеспечения выполнения, иногда принудительного. Весь этот юридический аппарат, заменяющий доверие, приводит к росту того, что экономисты называют “операционными издержками”. Другими словами, недоверие, распространенное в обществе, налагает на всю его экономическую деятельность что-то вроде дополнительной пошлины, которую обществам с высоким уровнем доверия платить не приходится» [16].
    А.С. Панарин считает глобальные проблемы результатом следующих несоответствий:
    - между неограниченным воспроизводством факторов, входящих в систему «техники», и ограниченными воспроизводящими возможностями системы под названием «природа»;
    - между индустриальным, поставленным на поток, тиражированием техники и остающимся кустарным или полукустарным обеспечением системы под названием «человек»;
    - между уникальными продуктами высокой культуры и неограниченно тиражируемыми продуктами культуры массовой [17].
    По мнению И. Бестужева-Лады, «комплекс глобальных проблем современности покоится на теории глобальных балансов, согласно которой стабильность процессов (устойчивость их состояния) в природе и обществе зависит от степени их сбалансированности». По его словам, насчитывается до двух десятков глобальных балансов: топливно-энергетический, материально-сырьевой, межотраслевой, продовольственный, транспортный, торговый, экологический, демографический и пр. [18].

    [1] Яншина Ф.Т. Ноосфера В. Вернадского: утопия или реальная перспектива? - с. 165.
    [2] Философия XX века, с. 241.
    [3] Печчеи А. Человеческие качества, с. 123-124.
    [4] Пантин В.И. Социоестественная история и глобализация, с. 12.
    [5] Философия XX века, с. 241.
    [6] Тураев В.А. Глобальные вызовы человечеству, с. 71.
    [7] Шукюров А.М. Философия и глобализация, с. 235-236.
    [8] Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление, с. 9.
    [9] Галкин А.А. О глобализации без иллюзий, с. 167.
    [10] Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление, с.146.
    [11] Азроянц Э.А. Будущее: эволюционные и эсхатологические альтернативы, с. 102.
    [12] Там же, с. 102-103.
    [13] Яковец Ю.В. Цивилизации в глобализированном мире XXI века: растворение, столкновение или трансформация, с. 183.
    [14] Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну, с. 5.
    [15] Тураев В.А. Глобальные вызовы человечеству, с. 14.
    [16] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию, с. 55.
    [17] Панарин А.С. Искушение глобализмом, с. 280-281.
    [18] Бестужев-Лада И. Глобальные проблемы современности и пути их решения, с. 19.