Персональный сайт - Семейное чтение. Сказки для детей и взрослых Рабии Галины Сафроновой
Пятница
29.08.2014
18:01
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 182
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Статистика

    Онлайн всего: 0
    Гостей: 0
    Пользователей: 0

    Мой сайт

    Семейное чтение. Сказки для детей и взрослых Рабии Галины Сафроновой

    Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного

     Сказка о розе и маленьком нарциссе

     

    Предисловие

     

     

       Хотите, я поделюсь с вами тайной, мои маленькие друзья? Она - в сказке. И эта тайна будет только наша с вами. И пока это будет только наша тайна – конца у нашей сказки не будет никогда.

    А взрослые пусть догадаются обо всем сами.

    Дома у меня есть волшебный камень, который находится внутри дерева. Этот камень – мягкий графит. Я беру его и рисую им маленький цветок, а рядом с ним колючий куст с большим цветком, выше их летает бабочка и растет дерево. А еще выше летают птицы и светит солнышко. И я загадываю желание, чтобы моя сказка получилась добрая и никого-никого не огорчила.

    Если эту сказку кто-нибудь захочет услышать, то я приглашаю его вместе с бесстрашным капитаном-лягушкой проплыть часть времени на маленьком плоту в поисках вечной любви.

    Эта сказка о добре и зле, и главное в ней то, что никогда не замечаешь: теплая сердцем Земля, жаркое,  огненное Солнце, холодная ледяная Луна, утоляющая жажду Вода, одеяло-Воздух, животворящая Любовь и маленькая зеленая лужайка у ручья, так как без всего этого не было бы и сказки.

     

     

    Нарцисс

     

     

    Так случилось, что рядом с одиноким кустом розы среди зеленой травы пробился тоненький стебелек. Стебелек упорно тянулся к небу, протягивая к нему свои тонкие остроконечные листья. Затем из центра стебелька стрелкой к небу вырвался маленький тонкий стволик, увенчанный бутоном. И, наконец, бутон раскрылся и огляделся вокруг себя. Золотые лучи солнца, голубое небо и свежая зеленая трава сверкали чистотой искрящегося желтого, голубого и зеленого цвета.

    - Боже, как красиво! – подумал  нарцисс, - Как темно было в земле, и как светло сейчас.

    Рядом недалеко от нарцисса на лужайке росло большое дерево. Оно было таким высоким, что нарциссу показалось, что крона его упирается прямо в небо.

    - Я, наверное, тоже буду таким же большим, - подумал нарцисс и вдруг заметил в траве маленьких одинаковых созданий. Это были муравьи. Они отстраивали свой домик-крепость, суетясь и снуя взад-вперед. Кто-то тащил на себе былинку, кто-то соринку. Их крепость росла на глазах. Один из муравьев также заметил возвышающийся над зеленым лесом травы цветок.

    - Смотрите все!- закричал он остальным муравьям, - Этот цветок – просто чудо! Он похож на солнце. Такой же яркий и бело-желтый. И лепестки его, как лучики. Пойду-ка рассмотрю его получше.

    Остальные муравьи тоже бросили работу и поползли вслед за ним.

    - Боже, как он красив, и какой тонкий у него аромат! –восклицали они, рассевшись вокруг цветка, - Когда вдыхаешь этот запах, тоже хочется стать солнышком...

    Нарцисс, затаив дыхание, беззвучно внимал их разговору.

    - Неужели, я и вправду такой? – думал он. 

    Муравьи взирали на него с восхищением, наслаждаясь его изысканным ароматом и наперебой обсуждая его достоинства.

    _ А как он изящен и строен! И даже листья его похожи на лучи солнца. Может быть, он и вправду – сын солнца?

    День близился к вечеру, и муравьи послушно поползли в свой домик. Там их вновь ждала работа: им надо было накормить перед сном свою маму и маленьких личинок – своих сестренок и братишек, которые были еще слишком малы и могли только открывать ротики и плакать. Муравьев было много, а мама была одна. Там, в своем ночном домике муравьи ориентировались по запахам, как учила их мама. Муравьи ее жалели и старались во всем ей помочь, так как знали, что мама их всех любит, всех до единого.

    Оставшись один, нарцисс огляделся и увидел рядом с собой куст розы.

    - Какая уродливая колючка,- решил он и отвернулся, вновь засмотревшись на голубое небо и зеленое дерево.

    Среди ветвей и зеленых листьев он заметил гнездо, свитое из сухих хворостинок. В гнезде сидели птенцы. К ним то и дело подлетала маленькая птичка, и птенцы сразу же начинали толкать друг друга и раскрывать свои огромные рты. Птичка торопливо бросала им в рот еду и вновь улетала, неустанно снуя туда-сюда. Птенцов было много, а она была одна и очень боялась, что они умрут с голода, если она не принесет им еду. Их отец пропал, может быть, его подстрелил какой-то злой мальчишка из рогатки. А одной птичке справиться с такой оравой детей было нелегко. Птенцы были уже большие, крылья у них уже давно выросли, но учить их летать было некому. Так они и сидели в гнезде галдя и раззевая рты для корма, когда их мама прилетала, и с любопытством глазе вокруг, когда их мама улетала.

    Один из птенцов тоже заметил красивый цветок в траве.

    - Посмотрите, я вижу маленькое солнышко в траве,- прочирикал он своим братикам и сестричкам.

    Все дружно уставились вниз.

    - Да-да,- галдели они,- Какой он милый и забавный. И вправду, как солнышко. Когда мама прилетит, она нам о нем расскажет.

    Нарцисс с удовольствием для себя прислушивался к их разговору. И слушал бы дальше и дальше, но солнышко уже садилось, и глазки его стали закрываться, чтобы поспать.

    Дерево тоже задумчиво качало головой, погружаясь в дремоту.

     

     

     

    Зеленая лужайка

     

     

    А на следующее утр зацвела роза. И первое, что она увидела, это, конечно, был маленький нарцисс.

    - Как он беззащитен и хрупок. И как легко его сломать,- подумала она и склонилась над ним, словно стремясь его защитить.

    Когда нарцисс проснулся, он увидел склоненную над ним розу. Она показалась ему удивительной: стебель с колючками был такой же, как вчера, темно-зеленым, бутон чуть посветлее, но сам цветок розы был не похож ни на что прежде, что видел нарцисс. Цвет его был розовый, в центре более насыщенный, к краям лепестков чуть бледнее, а совсем по краям от розы исходило сияние: золотисто-бело-розовое из-за капелек росы и искрящегося в них солнца.

    - Кто ты?- растерянно спросил нарцисс.

    - Я – дочь земли, - ответила роза.

    -А я–сын солнца, -неуверенно представился нарцисс.

     

     

    В это время в траве среди искорок росы заиграли два светящихся лучика: золотой Зайчик – первый солнечный лучик и золотая Бабочка – последний ночной звездный лучик. Они порхали и кружились на зеленой лужайке, наполняя ее своей радостью и светом.

    - Здравствуйте! Как вы прекрасны!- говорил золотой Зайчик  золотой Бабочке.

    - Прощайте! Мне пора! Я исчезаю. Увидимся завтра снова,- отвечала ему золотая Бабочка. Помахав крылышками, она исчезла.

    - Какие они красивые, но странные,- сказал нарцисс, и, обратившись к дереву, спросил,- Если им так хорошо вдвоем, то почему они не могут быть вместе?

    - На самом деле, они всегда вместе, - ответило нарциссу дерево. Дерево прожило уже очень много лет и было мудрее всех на этой лужайке, - Ты просто этого не видишь. Солнечный лучик так ярок и так слепит глаза, что звездный лучик днем становится невидимкой. Ты этого просто еще не знаешь, маленький нарцисс.

    Птичка Биль-Биль тоже проснулась и пропела своим птенцам незатейливую песенку:

    День-день-день,

    Динь-динь-динь,

    Я люблю неба синь,

    Так хочу к облакам,

    Но птенцы, мои детки,

    Еще не летают пока,

    Еще не летают пока.

    Затем Биль-Биль перелетела вниз к ручью, умылась, почистила перышки и улетела за едой для своих птенцов.

    Вскоре на лужайку пришли люди: девушка и юноша. Нарцисс ничего о них не знал и потянулся им навстречу, радостно улыбаясь.

    - Смотри,- сказала девушка,- Нарцисс расцвел. Один среди травы. Сорви мне его. Он здесь не к месту.

    Юноша хотел было сорвать нарцисс, но роза бесстрашно и умоляюще протянула свои веточки навстречу ему, и юноша слегка укололся.

    - Впрочем, нет, - передумала девушка,- Сорви-ка мне лучше эту розу. По-моему, она пахнет лучше.

    Роза покорно склонила свою головку-цветок, и юноша ловко сломал ее вместе с веточкой, протянув девушке.

    - Божественный аромат, -сказала девушка, нюхая розу и удаляясь вместе с юношей.

     

    Нарцисс был потрясен и поднял свои испуганные глаза к дереву.

    - Таковы люди, -сказало дерево,- Они даже не догадываются  о том, что мы тоже, как и они, чувствуем, любим , разговариваем. Роза тебя спасла. Ее цветок скоро увянет. Кроме тебя теперь больше некому насыщать своим ароматом воздух нашей лужайки для всех, кто на ней живет: бабочек, муравьев, кузнечиков, сверчков.

    Маленький нарцисс заплакал, жалея розу, отчего его запах стал еще тоньше. 

     

    Мимо проходила девочка Веда с куклой и книжкой. Она шла к дереву, чтобы посидеть в его тени и почитать. Но тонкий запах нарцисса так защекотал ей ноздри, что ей показалось, что рядом кто-то плачет. Она огляделась и увидела маленький одинокий цветок, подошла к нему и села рядом.

    - Не плачь, - сказала она,  -Вот кукла Тата. Познакомься с ней и посмотри, какая она красивая. Только не умеет разговаривать. Она будет сидеть и молча любоваться тобой, а я пока почитаю свою книжку. Не бойся. С тобой ничего не случится, пока мы рядом. Посмотри, и роза завтра расцветет: сколько бутонов на ее веточках скоро вновь увидят тебя, когда распустятся.

    Так прошло какое-то время. Нарцисс успокоился. Веда читала свою книжку. Мимо по тропинке пробегал мальчик Аз. В одной руке он держал бумажный кораблик, а в другой- пойманного сверчка, направляясь к ручью.

    - Привет,- крикнул он Веде на ходу.

    - Привет,- ответила Веда, не отрываясь от книжки.

    - Сейчас ты будешь капитаном пиратского судна,- говорил Аз сверчку,- И когда будешь плыть – стрекочи и свисти громче. Все тогда будут тебя знать.

    Аз посадил сверчка в кораблик и пустил плыть по ручью. Сверчок, почувствовав свободу, решил все же далеко не уплывать., взмахнул крылышками и перелетел в трав, где довольный благополучным исходом, радостно застрекотал.

    - Ладно,- сказал Аз, - Не хочешь быть капитаном – не надо. Я найду кого-нибудь лучше тебя, кто не боится воды.

    И словно навстречу его желанию из ручья на берег выпрыгнула лягушка.

    - А вот из тебя получится неплохой капитан,- решил Аз,- Только ты своей тяжестью раздавишь мой кораблик. Ничего, я сооружу для тебя маленький плот.

    И Аз принялся сооружать плот из веточек, перевивая их травинками. Плот он сделал довольно быстро. Лягушка была не из пугливых и спокойно ждала окончания работы. Аз посадил ее на готовый плот, и лягушка на нем поплыла, даже не думая спрыгивать. Аз бежал за ними, помахивая прутиком, пока не столкнулся с мальчиком Букой и девочкой Зюзей, бежавших ему навстречу.

    - Во что ты играешь? -спросил Бука Аза.

    - Я построил плот и отправил на нем лягушку в кругосветное путешествие. Она обязательно вернется и расскажет о дальних странах, и о том , что видела.

    _ Дурак, это же обыкновенная лягушка. И она тебе ничего не расскажет, так как умеет говорить только «ква-ква».

    Девочка Зюзя засмеялась и сказала Буке:

    - С ним неинтересно. Вон сидит Веда. Пойдем к ней, посмотрим , что она делает.

    Бука и Зюзя оставили Аза у ручья и побежали к Веде.

    - Ой, какой красивый цветок, -удивилась Зюзя, увидев нарцисс,- Как мне хочется его сорвать.

    - Не надо его рвать. Ему будет больно, - попросила Веда, - И потом, он ведь не твой.

    - А разве он -твой?- капризно спросила Зюзя.

    - И не мой, - ответила Веда,- Он- для всех.

    - Еще одна дура нашлась, - сказал Бука, - Может ты еще скажешь, что он умеет разговаривать , как лягушка у Аза.

    - Да, умеет, - сказала Веда, - Только не так, как мы. Он разговаривает запахами, но чувствует все также , как мы.

    - Хочу нарцисс! – сердито  топнула ногой Зюзя.

    - Возьми мою куклу. Посмотри, какая она красивая. А хочешь, возьми и книжку,- предложила Веда.

    - Не хочу куклу, не хочу книжку! Хочу нарцисс , и сама его сорву!- не на шутку рассердилась Зюзя.

    - Аз!- крикнула Веда.

    - Бегу! -отозвался Аз.

    - Ну, подожди,- сказала Зюзя,- Если тебе жалко маленький нарцисс, подожди... Ты еще узнаешь. Бежим, Бука. Не будем с ними связываться!

    - Что случилось?- подбежав, спросил Аз.

    - Ничего, просто они хотели сорвать нарцисс, а я им его не отдала.

    - Ну и правильно. Жаль, что я опоздал, а они убежали. Я бы им показал. Ну ладно, я пошел. Меня мальчишки играть в футбол звали. Ты тоже иди домой. Мать, наверное, тебя уже обыскалась. Ничего с ним не будет, с твоим нарциссом.

     

    Таким был еще один день маленького нарцисса, который засверкал среди зеленой травы, как маленькое солнышко.

    - Люди бывают разные,- говорило ему дерево,- Бывают маленькие, и бывают большие. Но в основном они думают только о себе и своей пользе. У них есть свои города и деревни, как у нас – лужайки. Общего между нами мало. Когда-то очень давно люди понимали языки птиц, животных, деревьев, цветов, насекомых... А сейчас они едва понимают друг друга. Но я не так много знаю о людях. Ты лучше спроси о них у золотой Бабочки, когда она прилетит. Она живет на свете больше все нас, и наверняка, может рассказать тебе не только о нашем мире, но и о других мирах.

    - Как интересно,- думал нарцисс, - Я сегодня не засну, пока не дождусь, когда прилетит звездная Бабочка.

     

     

    Звездная Бабочка

     

     

    Звездную бабочку ждать пришлось недолго. Едва зашло солнце, она опустилась на веточку розы рядом с нарциссом, освещая все вокруг себя мягким светом.

    - Ты ждал меня?- спросила она у нарцисса.

    -  Да, но откуда ты это знаешь? -удивился нарцисс.

    - Я знаю почти все, кроме того, что было до меня.

    - Я хочу спросить...-начал было нарцисс.

    - Я знаю, о чем ты хочешь меня спросить, малыш. О людях, о звездах, о мире... И о том, что было в начале всего. Но тебе не обязательно так много знать. Не все нужно знать. Твой мир-красота и аромат. Твое назначение в этом. Для этого ты создан.

    - А кто создал меня и всех?

    Тебя создал Тот, кто создал все. Не удивляйся ничему, малыш. Ты такой чудесный, твой аромат так тонок и изящен. Мало кто это может оценить.

    - Я еще хотел спросить тебя о людях...

    - Люди тоже многого не знают, как и ты, и часто ошибаются. Только редкие из них догадываются  о том, что скрыто от них. Но они- такие же создания, как  ты или я, только назначение у них другое: вернуть потерянный ими рай. Для этого надо учиться понимать не только себя и не забывать быть благодарным. А быть благодарным – значит дарить благо, благое, блаженство другим, также, как ты даришь свой аромат.

    - Я не понял,- сказал нарцисс.

    - Вот видишь. Значит, тебе не обязательно это понимать. То, что нужно понять – приходит само. Когда-то людям совсем не надо было учиться: знания приходили к ним сами, как чудо, стоило только захотеть. А сейчас люди много учатся и читают, надеясь в книжках отыскать то, что скрыто от них. И все-равно,  не могут собрать все воедино и охватить умом больше, чем видят и чувствуют.

    - Я понял, - со вздохом сказал нарцисс. Я все понял. Но мне жаль девочку Веду, она так любит свои книжки.

    - Передай ей от меня детскую скороговорку и пусть попробует ее быстро сказать:

     

    Кто любит – тот верит,

    Кто верит – тот знает,

    Кто знает – тот верит,

    Кто верит- тот любит.

     

     - Я обязательно передам, -сказал нарцисс, - Спасибо и спокойной ночи.

     

     

     

    Третий день нарцисса

     

     

    На утро третьего дня своей жизни нарцисс проснулся от ощущения счастья и аромата распустившихся цветов розы.

    - Здравствуй, - сказала ему роза,- Как я рада видеть тебя снова...

    - А я просто счастлив,- засиял нарцисс, - Ночью я видел звездную Бабочку. И я должен передать ее слова девочке, которая вчера приходила сюда с куклой и книжкой. Все начинается с любви и заканчивается любовью. Я понял. Об этом говорила мне звездная Бабочка.

     

    Дерево тревожно зашумело листвой:

    - Сюда бегут Бука и Зюзя!

    И вправду , на лужайке вскоре появились Бука и Зюзя. В руках Буки была рогатка, и он осматривался вокруг, не пролетит ли мимо какая-либо птичка, чтобы проверить свою меткость.

    Зюзя сразу бросилась к нарциссу, который вчера ей так хотелось сорвать, но вдруг увидела рядом с ним цветущий куст розы.

    - Ой, как много цветов,- ахнула она, - И как они красивы, а как пахнут! Ой, я хочу их все!

    - Хочешь, я наломаю тебе букет?- спросил Бука.

    - Я хочу их все,- повторила Зюзя.

    Бука принялся ломать ветки розы, а роза не сопротивлялась, так как знала, что если она не отдаст свои цветы, дети погубят маленький нарцисс. Бука сломал все ветки и бросил их на землю.

    - Колючие, - сказал он, - Странно, что ни одна из них меня не уколола. Нарцисс тебе тоже сорвать?

    - Нет. Он такой жалкий и некрасивый. Теперь он мне не нужен.

    - Тогда мы сделаем так!- и с этими словами Бука раздавил нарцисс ногой и растер его по земле,- И пусть Веда теперь его ищет.

    Птенцы птички Биль-Биль, свесив свои головки из гнезда, с ужасом наблюдали за Букой. Но не выдержали и закричали:

    - Мама, где ты? На помощь, на помощь!...

    - А,- торжествующе обернулся к ним Бука, - Вот и цель. Сейчас мы постараемся ее сбить.

    Прицелившись, он выстрелил из рогатки по гнезду большим камешком. Удар получился сильным и пришелся как раз по гнезду. Бука не промахнулся. Гнездо свалилось с дерева на землю вместе с птенцами.

    Птенцы, не умея летать, попытались разбежаться и спрятаться в траве. Но Бука быстро поймал их всех и снова посадил в гнездо. А чтобы они еще раз не убежали, просто свернул им шейки. Это ему было проще простого: шейки у птенцов были тоненькие, и сами птенцы от испуга не сопротивлялись.

    Показав гнездо с неподвижными птенцами Зюзе, Бука сказал:

    - А вот и плот с моряками, получше, чем у Аза с его лягушкой. Пойдем к ручью и спустим их на воду.

    - Подожди,- сказала Зюзя, - Я возьму цветы, давай их спустим на воду тоже.

    Подбежав к воде, они отправили вниз по ручью как гнездо с птенчиками, так и веточки розы: оду за одной...

    Когда же все уплыло, стало скучно, и Бука и Зюзя вернулись на лужайку.

    - Смотри, какой муравейник,- сказал Бука,- Сейчас устроим им большой-большой костер.

    Вместе с Зюзей они быстро насобирали небольших веточек и сухих листьев, и вынув из кармана спички, Бука разжег костер. Муравьи сгорали, корчась от мук, а Бука и Зюзя весело скакали вокруг костра.

    Огонь не унимался, и небольшой ветерок перекинул огонь на всю лужайку.: то здесь, то там стали вспыхивать маленькие очажки огня.

    Бука испугался.

    - Бежим скорее отсюда, пока нас никто не увидел,- крикнул он Зюзе, и они быстро побежали, чтобы спрятаться. Ветерок затих. Огонь дотлел и погас. Но лужайка выгорела почти вся.

     

    Вернувшись, птичка Биль-Биль подлетела к дереву и не нашла своего гнезда. Она не знала, что произошло, и стала тревожно метаться из стороны в сторону, ища своих птенцов.

    Дерево молчало. Оно не хотело птичке рассказывать о том, что оно видело.

     

    Когда на лужайку прибежала Веда, все уже произошло. Веда была без куклы и без книжки. Просто что-то позвало ее, какая-то тревога на сердце, но она опоздала. Веда взглянула туда, где раньше был нарцисс, увидела обломанную розу, сожженный муравейник и траву. Подойдя к дереву, она присела на землю, прислонив голову к дереву. По небу металась птичка. Веда подняла глаза и увидела, что гнездо с птенцами тоже пропало. Веда не выдержала и заплакала.

    - Не плачь,- сказало ей дерево,- Слезами горю не поможешь. Малыш нарцисс просил тебе передать детскую скороговорку: кто любит – тот верит, кто верит – тот знает, кто знает – тот верит, кто верит – тот любит. И сказал, что все начинается с любви, то любовью обязательно и заканчивается. Не плачь. Я знаю, что делать, чтобы все вернут. Там, за ручьем в лесу живет лесничий-художник Егор. Беги к нему и все ему расскажи. Он знает, что делать.

    И Веда, не раздумывая, перепрыгнула через ручей и побежала по тропинке а лес. Лесничий был дома и работал в своем маленьком саду. Выслушав взволнованный рассказ Веды, он сказал:

    - Не горюй! Все исправимо. И роза снова зацветет. И нарцисс взойдет, ведь его корешки остались в земле. И на этот раз он будет уже сильнее, так как любовь, которую он испытал, даст ему новую силу, и это будет уже не одинокий цветок, а мощный маленький кустик с несколькими цветами. И еще. Если ты мне поможешь, то мы с тобой придумаем для лужайки новый мир, еще более прекрасный, чем прежде. Но только это будет наша с тобой тайна, и никому о ней не говори. А сейчас я провожу тебя до ручья, и по дороге мы с тобой все обсудим.

     

    На лужайку в это время бежал Аз. Он бежал к ручью с новым корабликом в руках, на этот раз не бумажным. А деревянным, с мачтой и флагом. Прибежав на лужайку  и оглядевшись, Аз не узнал ее.

    - Кто это так здесь все обезобразил:- подумал он, и взгляд его упал на брошенную рогатку,- Все ясно. Ладно. На сей раз ты дострелялся.

    Аз подобрал рогатку, засунул ее себе в карман и, спустив кораблик на воду, побежал обратно.

     

    А дальше все было уже не как в сказке, а как в жизни. Аз сам решил наказать Буку и Зюзю. Буку он побил, несмотря на то, что Бука был больше и толще. Бука пытался отпираться, но Аз показал ему рогатку и дважды двинул его кулаком, поставив синяк под глазом, приговаривая:

    - Это тебе за цветы, а это – за муравьев и птенцов. А это тебе на будущее, - и Аз напоследок дал убегающему Буке пинка.

    - И так будешь получать за каждый цветок и за каждую птичку! – крикнул ему Аз вдогонку.

    С Зюзей Аз поступил иначе. Все-таки она была девочка. Дома у него жила ручная белая мышка, и эту мышку Аз сунул ей за воротник. Зюзя от ужаса закричала, а мышка выпрыгнула из-под платья и шмыгнула вновь к своему хозяину в руки.

    -Что, страшно?- спросил Аз, - А цветы рвать и костры жечь было не страшно* Еще раз так сделаешь, я на тебя десять таких мышей напущу.

    Зюзя расплакалась и побежала домой жаловаться своим родителям.

    Дома Аз стойко перенес два удара ремня от отца, втайне торжествуя, что наказан он был не так уж больно, и что этого никто не видел. Зато Буке и Зюзе досталось от него получше, ремень – ничто в сравнении с их позорным бегством.

     

     

    Новая лужайка

     

     

    Прошли лето, осень, зима. Все это время Веда убегала на лужайку, и они вдвоем с лесничим что-то размечали, о чем-то спорили, что-то делали.

    Наконец, наступила весна.

    Первыми на лужайке зацвели подснежники.

    Затем зазеленела трава.

    Затем расцвели желтоглазые одуванчики и лютики.

    Там, где раньше рос нарцисс, появилось несколько тоненьких стебельков, увенчанных бутонами. А когда они раскрылись, нарцисс огляделся и ахнул: зеленую лужайку было не узнать.

    Роза уже расцвела. Поодаль расцвели два других куста розы: красная и белая. Но только розовая роза была особенная – днем при солнечном свете она казалась обыкновенной, а ночью и по утрам концы лепестков цветов розы словно испускали сияние из золотых искорок – свечение заметное даже глазу, отчего цветы розы становились похожи на звездную золотую Бабочку. Венчик цветов нарцисса также испускал сияние, но оно больше походило на дневной солнечный лучик- Зайчик.

    Никакого чуда в этом не было: таким сиянием всегда дышит любовь, в ком она поселяется и делает светящимися и сердца, и глаза, и лица, и цветы, и бабочек, и светлячков – всех, в ком она живет. Только днем этого бывает не видно, но и ночью это видят не все, хотя почувствовать это всегда можно по необъяснимому притяжению всего живого к любви.

    Чуть подальше от кустов роз цвела сирень, а еще дальше виднелся куст жасмина. На лужайке также отдельными островками были посажены и ирисы, и гиацинты, и пионы, и ночные фиалки, и астры, и хризантемы. И всем им была предназначена своя пора цветения. А посреди травы вперемежку с ней цвело множество полевых цветов.

    В самом ручье воды прибавилось, отчего в низине недалеко образовался небольшой пруд. В пруду плавали крупные рыбки и прыгали и развлекались лягушки. А маленькая пестрая дикая уточка  выбрала пруд местом, где ей хотелось вырастить своих утят.

    Муравейник был вновь отстроен, и его  маленькие жители вновь сновали туда-сюда в своем неустанном труде.

    На дереве было уже не одно, а два гнезда, где птички жили парами и высиживали своих птенчиков. Дупло в дереве тоже оказалось занятым – там поселилась маленькая белочка.

    На лужайке также стояли четыре скамейки: у куста розы и нарцисса, у куста жасмина, у пруда с рыбками и под деревом.

    Нарцисс изумленно радовался всему, что он видел, и вместе с ним радовались птицы, бабочки, муравьи, сверчки, лягушки и все, кто жил на этой лужайке.

    Аз по-прежнему строил свои кораблики. Веда читала книжки на скамейке рядом с розой и нарциссом.

    Все другие дети играли и резвились, где хотели. Особенно им нравилось кормить маленькую уточку и утят, а также рыбок хлебными крошками, а белочку – орешками, которые она, не боясь, брала прямо с рук. Бука и Зюзя тоже играли вместе со всеми детьми. Ничего плохого они больше не делали, так как  знали, что у лужайки есть защитник.

    По вечерам на скамейках собирались влюбленные парочки: в это время расцветали ночные фиалки, а лягушки и цикады начинали свой вечерний концерт.

    Скамейку под деревом облюбовали дедушки и бабушки. Бабушки вязали и качали в колясках своих внуков и внучек, а дедушки читали газеты и вели между собой разговоры.

    -Все-таки прав был великий писатель, сказав: «Красота спасет мир», - говорил один дедушка другому.

    - Позвольте с вами не согласиться,- возражал ему другой дедушка,- Только ли красота? Или вы всерьез полагаете, что все эти цветы выросли сами по себе? Да еще так удачно подобраны, что когда отцветают одни, начинают увести другие. Нет, здесь явно кто-то постарался, и красоту, которую мы видим, сотворили чья-то доброта и знание. Нам остается только гадать, кто все это создал, все, что мы воспринимаем , как подарок всем нам.

    - Ваша правда, я не додумал,- соглашался с ним первый дедушка, - Все это кто-то создал. Это точно.

     

    А дерево слушало их разговор и тихо шелестело листвой, храня в своей памяти и воспоминания о гибели лужайки, и тайну ее создания.

    (с) Рабия Галина Сафронова